Российское правительство

Все это обеспечило ему чрезвычайно любезный прием в Рио — де-Жанейро. Он быстро установил близкие отношения с минис­трами и видными сановниками, а также с членами королевского дома, не говоря уже о представителях дипломатического корпуса.

Англия в начале развития русско-бразильской торговли отно­силась к этому процессу сравнительно терпимо, рассматривая эти отношения как определенный удар по наполеоновской «континен­тальной блокаде». Но, когда победа над Наполеоном фактически была одержана, англичане начали предпринимать значительные усилия, чтобы сохранить свое монопольное положение на бразиль­ском рынке. Вот почему Лангсдорф пристально следил за деятель­ностью в Рио-де-Жанейро английских представителей и регулярно в закрытой переписке информировал российское правительство о бразильско-английских отношениях и их влиянии на связи России с Бразилией..

Для более внимательного изучения всех деталей англо-бразиль — ских отношений Лангсдорфу удалось, преодолев немалые труднос­ти, пристроить прибывших с ним в Рио-де-Жанейро консульских учеников в ведущие английские фирмы. Судьба этих молодых лю­дей сложилась по-разному, но один из них — Петр Петрович Кильхен — стал впоследствии известным коммерсантом и дипло­матом. В 1818 году он был назначен российским вице-консулом в Бразилии, прослужил там до 1831 года и принес немалую пользу России своей информацией о положении в этой и прилегающих латиноамериканских странах.

Сверчков пользовался доверием и уважением у самого короля Жуана и его жены — испанской принцессы Карлотты-Хоакины, несмотря на смертельную ненависть царственных супругов друг к другу. Алексей Васильевич нередко приглашался на такие при­дворные церемонии и приемы, где вообще был единственным иностранцем. Все это позволяло ему получать информацию о по­литике королевского двора «из первых рук» и сообщать наиболее важные сведения российскому правительству.

Тадалафил и силденафил — применение и показания